Выступление руководителя миссионерского отдела Североморской Епархии на годовом собрании

Кто такой миссионер? Это тот, кто являет собою миру иное бытие, кто будит мир, кто в своём сердце, как некий «аленький цветочек», несёт огонёк веры и являет людям красоту жизни во Христе, согревает озябшие души, дарит свет помрачённым очам.

Миссионер возвышается духом до «слышания глаголов неизреченных», собирает солнечный словесный виноград Божественных лоз и приносит согбенным и прикованным к земле, привыкшим пить из горьких болот, сию сладкую умную пищу.

Миссионерство — подвиг. Как подвиг — монашество, как подвиг — обет трезвости. Поэтому в иерархии нашего штатного расписания (где есть катехизаторы, помощники по работе с молодёжью, журналисты), я бы отнёс миссионеров к высшей степени посвящения. На многих приходах должность миссионера и катехизатора совмещена. Мне видится, что катехизатор — это начальная ступень миссионерства. Как сказал А. С. Пушкин «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан»… «Миссионером можешь ты не быть, но катехизатором быть обязан».

Наша Североморская Епархия имеет, можно сказать, миссионерский уклон, а само миссионерство наше, в свою очередь, имеет военный уклон. Не случайно то, что я, как руководитель отдела, имел честь и возможность принимать участие в боевом походе кораблей СФ в Средиземное море. Поход этот — событие не только этого года.

Если рассмотреть его хотя бы в личном плане, то для меня это драгоценный опыт. Придя с моря, я попытался жить по-старому, ну как жил до похода. И вы знаете, не получилось, чего-то не хватает, скучно. Не хватает этого ритма, что ли. И тогда я перенёс ритм боевой службы на приходскую жизнь.

В 8 утра и в 8 вечера молитвы, чтение псалтыри, Евангелия, молебен, лития. Каждый день. Я делюсь этим опытом, понимая, что не всем он подойдёт (и по объективным причинам), как не для всех, например, обет трезвости. Но, может, кому-то будет интересно. Так вот, что я ощутил, чем драгоценен для меня этот поход? Тем, что он продолжается! Вся моя жизнь приходская — это море. Храм, со всеми перестройками и ремонтами — это корабль, «Корабль спасения».

В храм можно зайти помолиться, вкусить тишины, но расцветать пространство церкви начинает во время богослужения, тогда человек начинает ощущать благоухание небес, а уж Литургия — это свадебный букет, брошенный невестой Христовой — душой Иоанна Златоуста в грядущие века — и пойманный нами всеми и каждым в отдельности.

Литургия — это пир, это цветение весны!

Яблони в цвету, весны творенье,
Яблони в цвету, любви круженье.

Литургия — это самое главное миссионерское делание. Во время похода немногие из моряков участвовали в Евхаристии, но всё же эти немногие, подобно светлячкам расползающимся в лесную тьму, расходились по своим боевым постам, по каютам и трюмам, по железным коридорам авианосца, унося на крыльях своих душ Божественный Свет литургии…

Лицом к лицу — лица не увидать,
Большое видится на расстоянии
.

По прошествии некоторого времени, как бы взвесив на весах сердца некоторые моменты, хочу сказать следующее. Как быть, когда вокруг творится беззаконие? Когда матерная брань перехлёстывает все мыслимые и не мыслимые границы и превращается просто в бесовщину.

ОЧЕНЬ велик соблазн, как я раньше рассказывал, оторвать плинтус от пола и облекшись в праведный гнев, пойти крушить эти дурные головы и разгонять стаи крещёных бесов. Сколько раз ловил себя на желании остановить это беззаконие абсолютно такими же словами. Размышляя над этим и, прямо скажем, мучаясь, вот какой пример я обнаружил. В книге пророка Даниила описывается история Сусанны, которая была оклеветана и подвергнута неправедному суду.

«И когда она ведена была на смерть, (толпой людей, которые думали, что совершают нечто правильное, а на самом деле находящимися во лжи) возбудил Бог святой дух молодого юноши, по имени Даниил, и он закричал громким голосом: чист я от крови её!». Вот удивительно, он не хватался за плинтус. Он людям, совершающим беззаконие, восклицая напоминал: «Есть Бог! И Он не согласен с тем, что вы совершаете!»

В начале я говорил о явлении миссионером иного бытия. Вот когда мне удавалось редкий раз поступить как-то так, то я чувствовал, что слово моё не вотще. Как сказал Господь в Евангелии: «Слово мое соблюдоша, и ваше соблюдут».

Мне кажется, что все епархиальные отделы — они просто пронизаны миссионерством. Как некое миссионерское сердце бъётся и действует Духовно-просветительский центр. Многие мероприятия стали традиционными: Походный храм в Долине Славы; 12 августа — день памяти моряков «Курска», Крестные ходы, Пасхальные и Рождественские фестивали и утренники.

В этом году мы распрощались со «Свидетелями Иеговы». Работает наше общество трезвости, что отрадно в среде военных. Прекрасно действует сайт Епархии. Строительство новых храмов рождает новые формы или форматы мероприятий: благотворительные ярмарки, концерты и так далее.

В этом году свой лик явила нам языческо-коммунистическо-атеистическая оппозиция в некоторых школах, по сути, байкотировав ОПК. В общем, будет трудно, но если мы это трудно будем преодолевать, то будет радостно.

Протоиерей Сергий Шерфетдинов,
настоятель прихода Святителя Николая Чудотворца посёлка Видяево и прихода Иконы Божьей Матери «Всех Скорбящих Радость» населённого пункта Ура-Губа.

Просмотров этой страницы: 31.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *