Старец

академик ЛихачевЛетом 1999 года я впервые приехал в Пушкинский Дом, что в Петербурге на набережной Макарова. Мне нужно было отыскать материалы, собранные в 70-е годы XX века археографическими экспедициями института в селе Кереть. Я уже тогда приступал к поискам правды жития святого покровителя всех мореплавателей Крайнего Севера, преподобного Варлаама Керетского. В архиве института любезные старушки помогли мне отыскать эти отчеты, и я углубился в их изучение, когда вдруг началось некое волнение в сотрудниках, вполне прояснившееся после услышанного мною: «Приехал Дмитрий Сергеевич!»

Как я понял, директор Пушкинского Дома уж давненько, по старческой немощи, не приезжал на работу к своим коллегам. Знаменитый ученый и общественный деятель академик Лихачев к моменту этой моей встречи с ним пребывал в весьма преклонном возрасте. Ему было девяносто три. Однако когда Дмитрий Сергеевич поднялся в архив, стало понятно, что и в свои годы, он все также образцово интеллигентен, собран и подтянут.

Архивные бабушки, засуетились, накрыли чай с нехитрыми сушками и сухарями, и тут академик спросил: «А кто это там у нас шуршит и с нами чай не пьет?» «Шуршал», естественно, я и меня пригласили к столу. Узнав, что я приехал с Крайнего Севера, и что я являюсь пресс-секретарем Владыки Симона, Дмитрий Сергеевич, как-то взволновался и сказал, что хорошо знает Владыку, и что епископ Симон хороший архиерей. Потом, замолчал, задумавшись, и продолжил: «Я должен Вам сказать одну очень важную вещь, которая меня с некоторых пор волнует. Обещайте передать мои слова вашему Владыке». Я, естественно, пообещал. Глядя в этот момент на Дмитрия Сергеевича, я вдруг увидел, что он очень стар, просто очень. И еще мне стало понятно, что он уже немного не здесь, не с нами. Это случается можно заметить по людям, которые уже стоят у порога вечности. Это трудно объяснить, но оно, как бы сквозит во всем их облике. Иногда это обнаруживаешь лишь после кончины, но бывает, это открывается в человеке и раньше.

«По моему глубокому убеждению, — начал Дмитрий Сергеевич и было понятно, что он прикасается к чему-то прикровенному, тому, что ему сейчас открыто, а от нас сокрыто до времени, — возрождение России начнется с Севера. Я хотел это сказать Патриарху, но коли Вы с Севера, то передайте это Владыке Симону».

После этого он замолчал, попивая чай. Я думал, что будет какое-то продолжение, обоснование… Но, оказывается, все уже было сказано. По своей суетливости, я все же обратился к Дмитрию Сергеевичу с просьбой пояснить, почему он так уверен, почему именно с Севера?

Он даже, как-то, удивился моему вопросу, но все же сказал: «Весь Север полит кровью. Столько мучеников — это не может не дать плод. Возрождение, оно только на крови происходит, «без пролития крови не бывает прощения». Таков Закон». Дмитрий Сергеевич скончался вскоре после нашего разговора, 30 сентября 1999 года.

До трагедии «Курска» оставался один год.

 

Источник: http://www.pravmir.ru/neugasimaya-lampada-kurska/#ixzz36zRWL6yU

Просмотров этой страницы: 35.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *