Иконописцы

321

320

Евгений

Сорок дней «Курску» было 20 сентября 2000 года. В Видяево освятили Никольскую церковь-памятник и теперь нужны были памятные иконы.

Для начала, нужны были хорошие иконные доски. Для этого было взято дерево конца XVIII века от алтарного перекрытия знаменитого Собора Владимирской Божьей Матери в Санкт Петербурге. За десять лет до «Курска», в 1990 году храм вернули верующим, и, тогда же, в ходе ремонта балки этих перекрытий были заменены на новые. Старые доски, пропитанные ладаном бесчисленных богослужений, опытные столяры припрятали до подходящего случая. И вот такой случай настал.

22 сентября у иконописца Евгения была свадьба. Несмотря на переживаемую радость, мысли его все равно возвращались к «Курску». Накануне владыка Симон уже позвонил Евгению и поставил необычную задачу — писать иконы памяти «Курска». Евгений в то время уже вполне состоялся как добротный иконописец, и потому с написанием самих четырех образов особых проблем не возникало. Что же, касалось задуманных ста восемнадцати портретов подводников, то эта задача была сложности чрезвычайной и требовала особого таланта и редкого специалиста.

Инна

«Мы сидели с бабушкой в Оренбурге у телевизора и на пару в голос рыдали, — вспоминала потом художница Инна, — так я свой августовский отпуск провела в ожидании спасения ребят-подводников». По возвращении в Петербург, 22 сентября 2000 года Инна была приглашена на свадьбу своего старого друга иконописца Евгения. «Возьмешься написать портреты погибших ребят с «Курска»? — спросил ее Евгений, — их лики будут по периметру четырех икон. Так Мурманский Владыка благословил». Инна вспоминала позже: «Я ни минуты не сомневалась. Так сердце отозвалось, как о чем-то родном. Сразу согласилась». Однако задача эта была, по сути, не выполнимая. В таких случаях Господь предупреждает нас: «человекам это невозможно, — но при том и утешает, — но не Богу, ибо все возможно Богу» (Мк. 10,27). Фотографии подводников были, во-первых, черно-белые, а во-вторых, очень многие из них любительские, увеличенные с совсем маленьких, случайных снимков. Плюс ко всему не обошлось и без «козней лукавого»: большинство фотографий оказалось зеркально перевернутым. Как такое могло получиться — не понятно.

Хорошо, что это во время было обнаружено, поскольку, в противном случае, не о каком портретном сходстве не могло быть и речи. Как известно лица людей, их правые и левые стороны вовсе не симметричны.

Но, по-прежнему, объем, и сложность задачи оставались выше человеческих сил. «В этой ситуации, — вспоминала художница, — поддерживало и укрепляло лишь чувство сопричастности чему-то очень важному и угодному Господу. И вся надежда была на Его помощь. Мне дали ключи от одной пустой квартиры на Васильевском острове, и я приступила. Плакала над каждой фотографией, стараясь увидеть этого человека. Так и писала. Писала и плакала».

Ехать на годовщину «Курска» было страшно. Соберутся все родственники, а, что если не понравятся портреты, каждый, ведь своего, единственного рассматривать будет. И, надо сказать, действительно, недовольство было высказано. Правда, претензии были следующие: почему такие хорошие цветные фотографии, что размещены на этих иконах, родственникам не подарили?

Эти слова для художницы Инны были выше всяческих похвал.

 

Источник: http://www.pravmir.ru/neugasimaya-lampada-kurska/#ixzz36zTZovqo

Просмотров этой страницы: 39.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *